Дизайнер Pyer Moss шагает вне моды, начиная разговор о расизме.

Как и большинство дизайнеров, Керби Джин-Рэймонд, 28-летний основатель марки Pyer Moss мужской одежды, провел прошлые месяцы в подготовке его весенней коллекции 2016 года и он представит ее, когда неделя моды в Нью-Йорке начнется в сентябре. Это, будет особенным большим сезоном для молодого дизайнера. Он будет представлять дебютную линию своей женской одежды.

Но в отличие от большинства дизайнеров, Джин-Рэймонд также решительно вступил прямо и недвусмысленно в середину спорных политических и социальных дебатов. Он продюсирует видео, в котором обыгрывалась тропа к водопою, на которой он обращается к людям с вопросами дискуссии рас, расизма и расовой несправедливости в полицейском патрулировании. Он не говорит о разнообразии в индустрии моды или сколько черных моделей находится на дороге к лучшей жизни. Джин-Рэймонд использует влияние, и достижения моды, чтобы говорить о расизме в более широкой культуре.

С его собственными деньгами, творческой командой друзей, и не имея никакого точного плана, он обращался к эклектичной группе (людей разных взглядов, стилей, идей), включая его наставников моды Кея Унгера, Николь Белл, чей жених Шон Белл был убит полицейскими Нью-Йорка, Вандой Джонсон, чей сын был убит от выстрела, это сцена была изображена в фильме “Fruitvale Station”, а также художники, такие как Кехинд Вайли, артисты, спортивные фигуры включая Виктора Круза, активистов и писателей.

Никто не спросил его: “ Какое это имеет отношение к моде?” Мода, в конце концов, это обо всем. Это — индустрия, которая, в ее самые прекрасные моменты, предоставляет людям инструменты, давая определить себя так, как непохожим на других людей; это привлекает разных людей и возвеличивает их в их причудах; и это находит вдохновение в разнообразных уголках. В своих лучших проявлениях мода может двигать культуру к свету.

Видео первоначально предполагалось делать по 10-15 минут длиной — это приблизительно продолжительность показа мод. Но первое интервью Джин-Рэймонда длилось в течение многих часов. Таким образом, теперь, “мы понятия не имеем, какой длины это могло бы быть”, говорит он. У фильма по существу нет бюджета кроме небольшой суммы денег. И у Джин-Рэймонда нет знаний в кинопроизводстве. “Я не директор. Я не журналист”, говорит он. Он — дизайнер с большим количеством вопросов, который был вдохновлен обстоятельствами и времени в котором мы живем.

imrs3

Эстетика Джин-Рэймонда связана с уличным стилем, атлетизм, роскошью и тонкой искусной работой. Он работал с Unger , а женской линией Marchesa, которая известна расточительной вечерней одеждой. Когда он запускал свой бренд в 2013, это была часть нового поколения дизайнерских брендов, таких как Tim Coppens и Rochambeau , которые бросали вызов сделанному на заказ, консервативному, гипермужскому идеалу мужской одежды.

Но Джин-Рэймонд регулярно допускал текущим событиям просачиваться в его работу. В прошлом году он создал футболку, которая ударила по нервам. Это после показа, где Michael Brown вышел в футболке с именами убитых, которая говорила: “У них Есть Имена”. Все было заполнено именами жертв полицейской агрессии. Рубашка не была частью его коллекции; это было его личным решением. Он одел ее в сентябрьский день, когда он представил свою коллекцию СМИ, и тогда люди ее заметили.

Pyer Moss

Он не планировал производить эту футболку, но он получил столько запросов, что сделал это и все деньги от продаж пожертвовал ACLU. Затем он видел свою картину в Нью-Йорк Таймс под заголовком, в котором было сказано, “После Трагедии, Памятные вещи” ( “After a Tragedy, the Memorabilia»), и это было бестактным и неуместным изречением. “Я начал расстраиваться и немного смутился”, говорит он. В других статьях тыкали и недвусмысленно напоминали его происхождение — он гаитянско-американского происхождения — прежде, чем обсудить его коллекцию. “Я чувствовал себя пойманным в ловушку. Это был рассказ, который не имел смысла. Я думал об Ota Benga. Я думал о сделанном видео”.

Коллекция мужской одежды весна 2016 года, которую он показал в июле, была вдохновлена историей Ota Benga. 23-летний конголезский пигмей, который был показан в Доме Обезьяны Бронксского зоопарка в 1906. Его история была недавно рассказана подробно в книге Pamela Newkirk “Сцена: Удивительная Жизнь Ota Benga”.

Джин-Рэймонд выражает в одежде как открытую, так и коммерческую часть бренда. (Более яркие элементы его мужской коллекции покажут в сентябре.) Но все же июльское представление было очень динамичным. Используя палитру черного, красного, серо-коричневого и белого цвета, он умело создал коллекцию застегиваемых шорт, грузовых жакетов, узких брюк и жакетов мотоциклиста. И выдвижение на первый план всей этой абстрактной графики, было не что иное, как изображение молодого африканского человека, пойманного в ловушку из клетки.

Это было потрясение и эмоциональное отражение усталости Джин-Рэймонда тому, что он нес как “темнокожий” дизайнер. Не потому, что он не гордится своим наследием и не потому, что он не приносит всего себя своей работе, но лишь потому, что его ограничивает номенклатура. Это помещает его в категорию и предполагает, что он не пытается достигнуть самой широкой аудитории и что его одежда, так или иначе, не универсальна. Конечно, используя этнографию и расизм как источник вдохновения — сделав еще и видео об этом — является все-таки парадоксальным, кто хочет, чтобы его работа была оценена, но при этом отделив ее от расизма.

“Я не думаю обсуждать это, я застрял в — “черной” дизайнерской категории — и собираюсь уйти в ближайшее время”, говорит Джин-Рэймонд. Этот путь, “Я могу в меньшей мере, контролировать этот диалог. Я могу только лишь сказать, ну, в общем, что я — образованный темнокожий дизайнер”.

Видео не предназначено, чтобы быть конфронтационным или агрессивным. Оно не является видео выражающим темнокожее население. “Это не нападение”, говорит Джин-Рэймонд. “Это походит на мою версию — Мы — Мир”.